От Луки святое благовествование


Глава 14

  1. Случилось Ему в субботу придти в дом одного из начальников фарисейских вкусить хлеба, и они наблюдали за Ним.
  2. И вот, предстал пред Него человек, страждущий водяною болезнью.
  3. По сему случаю Иисус спросил законников и фарисеев: позволительно ли врачевать в субботу?
  4. Они молчали. И, прикоснувшись, исцелил его и отпустил.
  5. При сем сказал им: если у кого из вас осел или вол упадет в колодезь, не тотчас ли вытащит его и в субботу?
  6. И не могли отвечать Ему на это.
  7. Замечая же, как званые выбирали первые места, сказал им притчу:
  8. когда ты будешь позван кем на брак, не садись на первое место, чтобы не случился кто из званых им почетнее тебя,
  9. и звавший тебя и его, подойдя, не сказал бы тебе: уступи ему место; и тогда со стыдом должен будешь занять последнее место.
  10. Но когда зван будешь, придя, садись на последнее место, чтобы звавший тебя, подойдя, сказал: друг! пересядь выше; тогда будет тебе честь пред сидящими с тобою,
  11. ибо всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится.

«В этом евангельском отрывке мы слышим повествование об уже привычном моменте земной жизни Спасителя — когда Он входит в некое противоречие с фарисейской логикой того времени.

Рассказ идет о субботнем дне, когда Христос был в гостях (как говорит нам евангелист Лука) у князя фарисейского — то есть, у знатного человека, того, кто был и богат, и влиятелен, и к которому прислушивались люди. Не будем забывать, что в ветхозаветные времени иудеи того времени — это общество, которое жило в логике земного измерения. То есть, если человек был успешный, богатый, знатный, то его уважали еще и потому, что, как считалось, Бог его благословил, что этот человек — праведник. У него все хорошо, потому что ему Бог это дает за то, что он живет правильной жизнью, исполняет закон, делает все так, как положено согласно традиции и преданию отцов. Вот к такому человеку пришел Христос в дом.

И там он находит того, которому необходима его помощь — человека больного, которого не могли исцелить никакие врачи. Наверняка этот человек обращался к Богу, но не получал сам исцеления: то ли за свои грехи, то ли этот человек заболел именно для того, чтобы встретиться со Христом.

Вот уже сколько веков мы вспоминаем этого человека, и на примере его исцеления в этом Евангелии для нас открываются особые духовные смыслы. Христос исцеляет этого человека и, видя укоризненный взгляд друзей хозяина дома, таких же фарисеев, которые пришли к нему на званный обед, Христос спрашивает: возможно ли исцелить человека в субботний день. Все умолчали, потому что прекрасно понимали, что закон не повелевал в субботу делать вообще что-либо, в том числе, как они искренне полагали, и дела исцеления больных. Но они понимали, что не могут об этом сказать Христу — они чувствовали, что Христос — особенный человек. Они знали в том числе и то, что он может на любой их упрек ответить словами того же Священного Писания так, что они окажутся в неудобном положении перед другими свидетелями этого разговора. И так они очень по-фарисейски промолчали.

Христос исцеляет этого человека и в адрес промолчавших говорит: разве вы не пойдете спасать свое домашнее животное, если оно в субботний день окажется в опасной ситуации? Неужели вы будете ждать следующего дня? Конечно, он знал, что ради спасения своей собственности любой правоверный иудей и в субботний день пойдет совершать труд. Получается, что исцеление человека, согласно фарисейской логике того времени, это — противозаконное деяние, а усилие по спасению своей собственности — это нормально. Но не только богатство и знатность были в логике иудейского общества признаком благоволения Бога, а в том числе и доброе здоровье. Многих людей неисцелимо больных в том обществе считали грешниками — они больны, потому что грешат, потому что не исполняют закон. И только Христос, превозмогая эту законническую логику, формально нарушая субботний покой, дает человеку исцеление, дает ему освобождение от земной логики греха, делает его приближенным к Богу.

Но книжники и фарисеи так и не поняли, что обращая к ним слова о спасении домашнего скота, Христос тем самым указывает, что они подлинного закона Божьего не знают. Они поступают по своим обычаям и по своему удобному хотению.

Казалось бы, эта история совершенно далекая от нас, но она нас касается напрямую. Ведь часто мы поступаем согласно своему закону, логике своего внутреннего состояния, не хотим выйти за пределы своей собственной субботы. У нас найдется множество совершенно справедливых оправданий. Но Христос нас побуждает выйти за пределы индивидуалистского субботствования, отказаться от личной комфортной субботы и открыть свое сердце другому ближнему человеку. И совершенно необязательно стремиться к его физическому исцелению, но духовное соприкосновение с ним просто неминуемо в жизни всякого христианина. Если мы не выйдем из своей субботы, мы никогда не окажемся у Христа, мы никогда не увидим Христа, который пришел к больным, нищим — к тем, кто оказался в несправедливости.

Оказавшись на грани духовного выживания, мы понимаем, как нам необходим Христос. И сразу же, в евангельском повествовании, вслед за этим убеждением Христос нас поддерживает: не ищите себе хороших мест на каком-нибудь пиру, садитесь там, где вы будете незаметны, и тогда хозяин дома, ваш друг, подойдет к вам и скажет «Ты — дорогой мой гость, подойди и сядь на самом лучшем месте». Не мы должны искать хорошее место для себя в этой жизни, но придет наш самый лучший Друг, придет Христос и Сам посадит нас на то место, которое будет справедливо нашему человеческому достоинству.

Тот, кто возвышает себя — смирится, а тот, кто смиряется, возвысится — слышим мы сегодня из Евангелия. И царь Давид также нас поучает в своей Псалтири: Бог гордым противится, а смиренным дает благодать. Смирение — обретение мира внутри себя, когда совесть нас не обличает, когда мы живем по истинно божественному закону, то есть закону любви. Когда мы обретаем смирение, тогда Христос приходит к нам и приглашает нас в то место на земле и затем на небе, которое Он давно уже для каждого из нас приготовил.»

иерей Илья Макаров