Памяти «Профессора радости»: друзья, коллеги и ученики об архимандрите Ианнуарии (Ивлиеве)


Людмила Геннадьевна Карпова, друг архимандрита Ианнуария

«Мы были знакомы с отцом Ианнуарием около 15 лет. Наша первая встреча произошла в православной школе при Медицинском институте им. Павлова, где он после И. Ц. Мироновича начал читать лекции по Новому Завету. В начале урока он — как комета — ворвался в аудиторию и принялся рассказывать с таким накалом и артистизмом, что это нас очень сильно поразило. А ведь надо понимать, что в аудитории сидят сдержанные люди научного склада ума, много биологов. К тому же мы все были воспитаны в «строгом православии» и не понимали, что такое свобода мысли. Его курс стал для нас чем-то новым. Он открыл нам Новый Завет. Спустя год уроков он весело отговаривался: «Ну, вот мы и пробежались по Евангелию». Но тот, кто был на его занятиях, знает, интенсивность этой «пробежки»: мы изучали греческий оригинал Писания и переводили со словарями.

Оглядываясь на жизнь этого человека, понимаешь, насколько справедливо высказывание, что вера — это передача огня, а не поклонение пеплу. У нас, к сожалению, это не всегда получается. А вот отец Ианнуарий умел зажечь. Он вообще был очень солнечным человеком, не любил уныние и всё время шутил. Он часто повторял: “Мы с тобой — граждане двух царств: Небесного и земного. Если мы с Богом и Он с нами, то мы в Царстве Божием, которое уже среди нас».

Леонид Андреевич Плескачевский, физик-ядерщик, главный научный сотрудник Российской Академии Наук, друг почившего

«Отец Ианнуарий — внутренне самый близкий мне человек из всех, с кем мне доводилось общаться в жизни. В нём было удивительное сочетание интеллектуальной и духовной силы, причём это сочетание очень петербургское. У меня складывается впечатление, что в другом месте такого явления не могло возникнуть. Он впитал всё со школы, с университета, из круга общения, из того факта, что Северная столица всегда была окном в Европу. Но здесь можно сказать и по-другому: благодаря таким людям, как отец Ианнуарий, Петербург может пока ещё называться Петербургом.

Безусловно, огромна его роль как богослова. Но не менее велика роль его личного воздействия на человека. Его внутренний свет, добро, благорасположенность к людям, колоссальная симпатия — это всё сильно его отличало. К тому же мне очень нравился его образ жизни. Он был поразительно скромным человеком: жил в маленькой квартирке, но постоянно принимал и подкармливал студентов. В своих письмах мне он часто говорил: «У меня снова были ребята. Ну надо же их накормить». И уж если и говорить о нравственности, то отец Ианнуарий как раз является примером настоящего христианского образа жизни – без декларации своих заслуг».

Илья Ангелов, студен Санкт-Петербургской Духовной Академии, которому не суждено было вживую услышать голос отца Ианнуария в alma mater

«Надо сказать, что я только поступил на первый курс семинарии и зимой этого же года отца Ианнуария не стало. Я не успел узнать его как преподавателя Духовной Академии, но я ходил на его лекции в Федоровский собор. Я помню, как мы старались побыстрее закончить свои дела в храме и спешили на встречу с ним. Так сложилось, что я лично не общался с этим выдающимся учёным. Но я отношу его к типу Учителей с большой буквы. В нём была открыта «тайна небесного дома», к которому стремятся наши сердца. Это был удивительный, очень скромный человек. Слово смерть не вяжется с ним до сих пор».

Иерей Артемий Корыхалов, редактор посмертных изданий архимандрита Ианнуария (Ивлиева)

«Мы с отцом Ианнуарием познакомились, когда я был студентом заочного отделения семинарии. С первого взгляда было понятно, что он — неординарный человек, который притягивал к себе всех. С ним хотелось говорить на тысячу тем; обсудить все каверзные и животрепещущие вопросы, которые тебя интересовали. Уже сейчас я понимаю, что этот человек имел своё собственное мнение по многим вопросам. И подчас, оно противоречило или находилось в сильном контрасте с «дежурным» мнением большинства. Но отец Ианнуарий обладал удивительной способностью — не выпячивать и не навязывать своё видение проблемы. Он был собеседником, который выслушает твою точку зрения, непринужденно выскажется, но дальше размышлять на эту тему уже будешь ты. У него был кладезь информации по любому вопросу. Сложно представить, сколько бы могло выйти его трудов. Но он не ставил книгопечатание целью жизни, да и к тому же очень кропотливо относился к подготовке материалов. Занимаясь сейчас издательской деятельностью, я открыл для себя, что письменный стиль отца Ианнуария почти не отличается от его устной речи. Иногда бывает, что человек говорит одним образом, а пишет более наукообразно. Здесь такого нет. Это одна из характерных особенностей автора. И любой, кто хоть раз слышал лекцию этого человека вживую, не может просто читать эти строки — он услышит голос со знакомыми интонациями. Поэтому эти книги очень нужны для тех, кто знал отца Ианнуария. И я благодарю Бога, что Он сподобил меня приложить усилия к обнародованию наследия этого человека».

Священник Илия Макаров, преподаватель Духовной Академии, ученик архимандрита Ианнуария

«Для меня поразительным в отце Ианнуарии было то, что он всегда оставался одним и тем же. Неважно, находился он в академической среде или в обществе «простых» людей — его отличало радушие и открытое сердце. Он обладал крайней добротой, открытостью и милосердием, которые проявлялись и в учебном процессе. Я помню свой 4 курс. Мы с интересом слушали его лекции, но были немножко расслаблены: это же отец Ианнуарий — плохую оценку не поставит. Подумали, что на экзамен придём, скажем, что знаем материал, и всё обойдётся. А он на этот раз пришел в каком-то задумчивом состоянии. Тогда мы все получили четыре. Для нас это был шок. Мы знали, что он никогда не поставит плохую отметку, но получить у него четыре означало то же самое, что ноль. В тот момент у нас создалось впечатление, что отец Ианнуарий не просто так поставил нам такую низкую оценку, а у него было какое-то особое вдохновение, чтобы поставить нас на место. И мы как-то отрезвились, в конце учебного года мы даже подошли к нему и поблагодарили за то, что он научил нас понимать эту жизнь.

А для понимания, по его словам, было необходимо одно — чувствовать Христа. Когда к нему подходили с вопросами о том, почему всё в мире не по Евангелию, или же спрашивали об источнике вдохновения, он всегда давал один ответ: «Для чего мы существуем на этой земле? Для чего существует Церковь? Для того, чтобы каждый из нас нашел Христа. Давайте просто искать Христа, давайте разговаривать со Христом, давайте быть к Нему как можно ближе. Тогда наша жизненная задача будет выполнена, а всё остальное будет формироваться вокруг этого».После таких слов не было сомнений, что этот человек носил Христа в своем сердце. Это также было видно и слышно в его лекциях: он рассказывал о новозаветной истории так, будто проживал её здесь и сейчас. Можно было подумать, что он был ближайшим спутником какого-то апостола и передавал всё, что видел. Он был очень артистичным и эмоциональным в преподавании материала. Мы многое забыли из того, что он нам говорил, но главный урок он до нас донёс. Это стремление быть вместе со Христом в любых обстоятельствах».

Текст: Дмитрий Янкин, Николай Перекокин/ Пресс-служба СПбДА