Онлайн конференция о современном контексте религиозного образования организована Епархиальными курсами


22 мая в Отделе религиозного образования и катехизации Санкт-Петербургской епархии прошла традиционная ежегодная курсовая конференция. В этом году она впервые прошла в онлайн-формате. Ведущим встречи стал председатель Отдела религиозного образования иерей Илия Макаров, осуществлять техническое обеспечение и модерацию вопросов слушателей помогали завуч Игорь Межов и Сергей Борисов.


Перед началом общения отец Илия приветствовал участников и гостей конференции:

«Наша курсовая конференция в конце мая традиционно посвящается Дню славянской письменности и культуры. Сегодня мы будем обсуждать перспективы развития религиозного образования в культурологическом контексте современной России. Мы рассмотрим те аспекты, которые нас с вами касаются. Наши слушатели первых курсов уже ощутили на себе, каково это – не иметь возможности собраться в наших аудиториях, пообщаться с нашими преподавателями, но, тем не менее, продолжать учебный процесс в том формате, который для многих слушателей необычен. Хотя мы уже давно привыкли к интернету и гаджетам.

Несмотря на все испытания, мы все равно должны понимать, что для христианина ничего невозможного нет и если мы вынуждены сегодня находиться в таких условиях – то, слава Богу, что у нас хотя бы есть техническая возможность общаться. Сегодня в конференции принимают участие замечательные преподаватели наших епархиальных курсов, видные специалисты Санкт-Петербурга. Мне бы хотелось, чтобы наши эксперты в вопросах новых форм религиозного образования поделились своими размышлениями и у вас, друзья, была бы возможность отреагировать на эти выступления.

Уже давно Россия и Русская Православная Церковь имеет опыт религиозного образования для мирян – о том, как это было и как это может быть сегодня, я бы хотел, чтобы сегодня суждениями поделился отец Константин Костромин – и преподаватель наших курсов, и проректор по научной работе Санкт-Петербургской духовной академии, кандидат богословия, кандидат исторических наук».


Отец Константин Костромин:

«Христос Воскресе! Рад всех приветствовать. Мне кажется, что разговор о перспективах религиозного образования, с учетом того, что мы живем в эпоху меняющуюся и постоянно развивающуюся, является важным потому, что основывается на тех традициях и исходит из тех культурных почв, которые находились в практике нашей страны и Русской Церкви за прошедшее столетие. Ретроспектива обладает важной ценностью.

Здесь имеет место такая своеобразная тенденция, в которой место религиозного образования едва ощутимо. Можно задаться вопросом: насколько грамотно было население Древней Руси в целом? Когда в 1959 году были найдены берестяные грамоты, они дали ответ на этот вопрос в позитивном отношении – грамотность на Руси была достаточной, по крайне мере, ей пользовались достаточно широко люди Северо-Запада России. Важный момент – эти грамоты, в подавляющем большинстве, носят абсолютно бытовой циркулярный характер. В них религиозная составляющая минимальна, и если она есть, то она вполне бытовая. Соответственно, говорить о том, что на содержание берестяных грамот воздействовало некое религиозное образование, не приходится. В основном, из религиозных книг был только Псалтирь и Часослов, соответственно, уровень религиозной грамотности был достаточно низкий, он передавался из поколения в поколение для передачи традиции.

Особняком стоит школа Федора Михайловича Ртищева середины 17 века, в которой обучались в значительной степени крестьяне, низкий люд. Судя по тому, что изучалось в этой школе, богословию там предавалось немаловажное значение. А если мы посмотрим на результаты деятельности епархиальных училищ и семинарий, мы обнаружим, что как таковые миряне в них образование практически не получали. В значительной степени выпускники духовных училищ становились не священниками, а псаломщиками. Поэтому возникает вопрос: а когда появляется традиция религиозного образования? Она начинает появляться как в виде открытых лекций или целых гласных собраний.

Перспектива же современного религиозного образования очевидна – практические знания служат нам для повышения собственного религиозного сознания, для того, чтобы быть более ответственным, грамотным, нужным Церкви христианином. Поэтому необходимо включать религиозное просвещение в ту или иную систему образования – пусть то светскую или церковную, которая курируется Учебным комитетом Русской Православной Церкви. Думаю, что подобная форма деятельности будет только развиваться, конечно, те же самые духовные семинарии и академии вынуждены будут со временем расширять число своих слушателей, даже если они не преследуют цель получение священного сана».

Отец Илия задал встречный вопрос на выступление священника:

«Сейчас существует тенденция, когда церковное образование входит в государственное, например, специальность «теология» открывается сейчас во многих светских ВУЗах. Наши епархиальные курсы – это исключительно церковное учебное заведение. Насколько сегодня есть необходимость того, чтобы получая церковное образование, мирянин имел и соответствующую этому образованию степень квалификации, удостоверенную светскими образовательными стандартами?»

Отец Константин:

«Я думаю, что те ВУЗы, в которых преподается теология, никак с церковными не конкурируют. Это – не столько церковное образование, сколько светско-богословское. Очень часто преподавателями этих кафедр являются люди, в богословии либо вообще не разбирающиеся, либо на невысоком уровне. Задачей таких кафедр не является восполнение именно церковного самосознания и, разумеется, не ставится цель помочь Церкви восполнить каким-либо образом кадровый голод. Все-таки определенная перспектива здесь может прослеживаться, если когда-нибудь Церковь будет хотя бы курировать эти учебные заведения. Я думаю, такой подход был бы более подходящим».

Завершая выступление протоиерея Константина Костромина, отец Илия добавил:

«Современная система образования обязывает и нас выпускать хороших церковных специалистов, тогда, повышая уровень нашей церковной системы образования, мы будем иметь определенный вес в светской образовательной системе – и тогда в формате диалога получилось бы такое взаимодействие, а значит, и соответствующее влияние, чтобы теология не была оторвана, а была, в том числе, и конфессионально представлена в светских учебных заведениях». Далее к обсуждению подключилась преподаватель епархиальных курсов, кандидат философских наук, начальник управления научных исследований и социальных проектов Русской христианской гуманитарной академии Кира Преображенская, которая рассуждала на тему «Информационные технологии и религиозное образование: точки соприкосновения и отталкивания».

Выдержки из выступления:

«В целом, христианская культура всегда базировалась на том, что образование носило духовный характер. Письменность, навыки чтения – все это крутилось вокруг вопросов веры. Человек должен был быть просвещен именно для того, чтобы понимать свою веру и в ней ориентироваться. Сегодня мы вновь и вновь возвращаемся к теме религиозного образования, потому что оно преобладает во многих сферах нашей жизни, сегодня это – элемент нашей жизни.

 А теперь о новых технологиях. В образовании мы уже какое-то время обсуждаем тезис о том, что живого педагога можно заменить записанной лекцией и определенно моделью, когда слушатель что-то сам читает, а далее проходит тест. Изначально была версия, что новые технологии облегчают процесс образования, но так случилось, что ситуация с коронавирусом показала, что в реальности дистанционное образование – это вовсе не простая вещь. Один из элементов мы видим уже сейчас – это технические сложности – это, например, хакерские атаки, с которыми бывает достаточно сложно справиться; это хейтеры, которые вклиниваются в ваш интеллигентный разговор – с этим тоже нужно научиться работать. Но главная проблема – это ситуация «педагог и учащийся». Не все педагоги готовы работать в дистанционной форме, и не у всех это получается. Более того, не все учащиеся готовы в дистанционной форме что-то воспринимать. Что по этому поводу говорят эксперты? Уже сегодня есть наблюдения на высоких уровнях – это может быть повышение квалификации, может быть какой-то короткий, сжатый курс, направленный именно на специализированные профессиональные знания. Ты можешь отслушать три дня ряд лекций и, если ты к этому уже хорошо подготовлен, ведь статистика показывает, что при отсутствии базовых знаний, то есть, на начальных этапах образования дистанционная система очень плохо работает – низкая эффективность. Соответственно мы здесь говорим о том, что нигде нельзя грести под одну гребенку, а в дистанционном образовании это особенно ярко заметно.

 Отдельный сюжет – это религиозное образование и дистанционные технологии. Мы уже сегодня видим тенденцию свести религиозное чувство и религиозную жизнь к формату киберрелигии. Казалось бы, твой личный духовный опыт и Бог. Интернет-технологии предлагают нам себя в качестве посредника, как бы подменяя Церковь, ведь Церковь это социальное Тело Христово. И здесь мы находимся в опасности. Но, несмотря на это, хочу сказать, что совершенно точно нельзя игнорировать дистанционную форму образования. Во-первых, она дает нам много возможностей – мы можем общаться с другими городами и странами; преподавать тем людям, которые физически не могут прийти в класс, и это очень важно. Но, не менее важно и то, что, если мы не будем занимать свою нишу в информационном пространстве, то эту нишу займет кто-то другой.

Подобно тому, как в живом мире есть баланс сил, баланс интересов, такой же баланс должен наблюдаться и в информационном мире. То есть, то живое место в Церкви, которое сегодня она имеет в живой жизни, необходимо сохранить и в информационном пространстве. Если религиозного образования и духовного посыла не будет в информационном пространстве, то мы будем утрачивать связь и терять людей и свои позиции в живом мире».

Отец Илия Макаров добавил к выступлению Киры Владиславовны следующую ремарку:

Вопрос не только в технической неподготовленности многих из нас, но и в психологическом восприятии варианта дистанционного общения. Одно дело, когда мы ведем дружескую беседу и начинаем рассуждать на глобальные темы. Но это другой психологический настрой. А вот переформатировать свой привычный образ коммуникации в профессиональное,образовательное русло, уже сложнее. По себе скажу, что, когда ты сидишь перед камерой один на один со студентом, приходится очень быстро реагировать на меняющуюся ситуацию. В аудитории это сделать трудно, но в аудитории нам помогает шестое чувство – когда ловишь общий настрой, видишь, восприятие, можешь моментально отреагировать. А дистанционно моментально отреагировать не получается, даже, если идеальные технические условия. Все потому, что совершенно другое ощущение, которое связано с психологическим восприятием. Следующим онлайн-гостем конференции стала преподаватель курсов Виктория Гусакова — кандидат искусствоведения, заведующая сектором методической работы Отдела религиозного образования и катехизации Санкт-Петербургской епархии. В своем выступлении она затронула тему петербургского вектора религиозного образования в XXI столетии и попросила слушателей ответить на вопрос «Что значит «петербургский»?».

Самым распространенным ответом на этот вопрос стала мысль о том, что петербургский – это
причастный к элитарной культуре, ориентированный на элитарную духовную культуру.

Тезисы:

  • Элитарная культура противопоставляется массовой по масштабам воздействия на узкий круг лиц
    или на массы.
  • Элитарная культура характеризуется производством ценностей, образцов, которые в силу своей исключительности рассчитаны на узкий круг людей.

Но, кто же будет оспаривать факт, что в России производство ценностей относится к сфере православной культуры? Но при этом можем ли мы говорить, что православная культура охватывает узкий круг лиц? Нет, это целые народы.Достаточно вспомнить, что идеалы православной культуры – святые – включают в себя огромный круг людей от князей и императоров до простых крестьян.А Петербург имеет одну особенность. Это – город, который был столицей исключительно православной империи. Можем вспомнить и назвать только две столицы православной империи – Константинополь и Санкт-Петербург. Но Константинополь пал, а Петербург – стоит.

Вектор религиозного образования, на мой взгляд, должен держать направление на сохранение традиций, а, с другой стороны, давать пример другим духовных школ. Образование – это часть культуры, а религиозное образования – это тоже часть культуры, которая открывает человеку путь к Богу, но не через получение знаний, а через откровение. А это гораздо сложнее – легче зазубрить, заучить информацию, чем получить это откровение внутри себя.

Мы являемся носителями петербургской культуры, и это налагает на нас особую ответственность. А теперь давайте пофантаризуем и нарисуем в воображении портрет петербургского церковного специалиста: мне кажется, это, прежде всего, духовный и хорошо образованный, умеющий отличать Литургию Чайковского от Рахманинова, имеющий потребность регулярно посещать не только богослужения, но и музеи, театры, слушать музыку, читать книги. Но, самое главное – наш петербургский церковный специалист – это, прежде всего, счастливый человек, потому что в его жизни есть Христос.

В завершение конференции к обсуждению присоединилась специальный гость – эксперт в
области культурно-образовательных проектов, режиссер Алёна Поликовская.

Священник Илия Макаров задал гостье такой вопрос: «Что нас ждет в ближайшей перспективе,
благодаря многочисленным коммуникациям, в том числе, телевизионным и компьютерным?»

Алёна Поликовская:

«Мы живем в огромной, большой, исторически православной стране. Что я наблюдала в последнее время? Мы в эту Пасху столкнулись с феноменом, мы все были в социальных сетях и поздравляли друг друга через интернет. Так вот, кто-то запустил в сеть поздравление «Христос Воскресе!», ответом на которое было не просто «Воистину Воскресе», а «Воистину Воскресе Христос!». Это было так сильно и красиво, это разлетелось на весь интернет. Я увидела, что огромное количество людей поздравляет друг друга с Пасхой не просто «С Праздником», а прописывая слово «Христос». Удивительно, что одно слово обладает такой силой и может выразить всю любовь, радость и величие.

Моя дочка учится в гимназии во 2 классе. И в конце года им решили сделать викторину «Что ты знаешь об истории своей страны?», одним из вопросов был следующий: «Что такое Вербное Воскресенье»? Я, когда была ребенком, не знала, что это такое. А сейчас многие дети, сидя онлайн на викторине, кричали – «Вход Господень во Иерусалим». Это потрясающе! А учитель в это время, держа в руках икону, объясняла и проговаривала им смысл этого праздника. Это совершенно другое наполнение. Кажется, такая мелочь, но это не так. Всем детям важно это проговаривать, важно говорить друг другу об этом, о серьезных вещах, о нашей культуре, о православии. Я сейчас обращаюсь к слушателям курсов – рассказывайте всем, что вы на этих курсах учитесь, что вы реально изменились, что мир для вас стал лучше, потому что, учась на курсах, лучше стали вы. Православный человек – это веселый человек, жизнерадостный, который смотрит в будущее смело. Это очень нужно и важно».

Прощаясь со слушателями, священник Илия Макаров отметил, что все проекты, которые делаются силами Алёны Поликовской и Отдела религиозного образования и катехизации, а также Совета по культуре, есть на YouTube-канале Отдела образования. Все эти проекты – интересные, актуальные и важные, все они, в том числе, составляют современную информационную культуру. Отец Илия также призвал участников конференции чаще делиться в социальных сетях событиями церковной жизни, мероприятиями, которые каждый проводит у себя на приходе или в воскресной школе, потому что в современном мире «Если вы не опубликовали в сеть отчет о событии, значит — его не было».